Обзор практики Верховного суда по отдельным вопросам процедур банкротства.
свяжитесь с нами!

как вас зовут?

свяжитесь с нами!

укажите вашу почту

свяжитесь с нами!

укажите ваш телефон

ваша сообщение отправлено

Спасибо!

на главную

ОСТАВИТЬ ОТЗЫВ

Актуальные новости читать все новости
Разделы по теме

записаться
на
консультацию

10.05.2017
Главная / Обзор практики Верховного суда по отдельным вопросам процедур банкротства.

Обзор практики Верховного суда по отдельным вопросам процедур банкротства.

Почти в каждой процедуре банкротства юридических и физических лиц имеются стороны не согласные с принятыми судом первой инстанции решениями по делу. Для них способом защиты своего права является обжалование данных судебных актов. Нередко приходится доходить до Верховного суда РФ. Связано это с тем, что процедура банкротства является последним шансом кредитора получить наиболее полное удовлетворение своих требований.

Эта статья посвящена нескольким интересным решениям Верховного суда, которые не согласились с позициями нижестоящих инстанций.
1. Погашение третьим лицом требований кредитора-заявителя для контроля за процедурой не является злоупотреблением правом.
Ситуация проста. Работники должника, перед которыми образовалось задолженность по заработной плате, обратились в районный суд с иском и получили решение суда о взыскании денежных средств с должника.
В виду того, что добровольно данное решению компанией исполнено не было, кредиторы-работники обратились в арбитражный суд с заявлением о признании должника банкротом.
Перед судебным заеданием по признанию заявления обоснованным требования кредиторов-заявителей были погашены третьим лицом путём внесения денежных средств на депозит нотариуса.
В результате, суды первой и апелляционной инстанций, руководствуясь положениями Федерального закона от 26.10.2002 № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» и Гражданского кодекса РФ пришли к выводу, что оснований для введения процедуры наблюдения в отношении организации нет.
Кредиторы-заявители обжаловали этот судебный акт в апелляционных и кассационных инстанциях. Арбитражный суд Московского округа отменил судебный акт об отказе в признании заявления обоснованным и прекращении производства по делу, направил вопрос о введении процедуры банкротства на новое рассмотрение в суд первой инстанции.
Принимая такое решение, суд кассационной инстанции усмотрел в действиях третьего лица, погасившего долг перед работниками признаки злоупотребления правом в соответствии со ст. 10 ГК РФ. Мотивируя тем, что организация преследует цель лишить граждан статуса заявителей по делу о банкротстве, её действия направлены на осуществления контроля над должником, в том числе в части полномочий по представлению кандидатуры арбитражного управляющего.
Однако, Верховный суд такую позицию не поддержал – согласился с судебными актами о признании заявления о банкротстве не обоснованным с связи с отсутствием долга перед заявителями.
Позиция мотивирована тем, что целью процедуры банкротства является наиболее полное и соразмерное удовлетворение требований кредиторов. Все предоставленные кредиторам права, а также инструменты влияния на ход процедуры несостоятельности направлены на способствование достижению названной цели.
В связи с этим, факт погашения задолженности в полном объеме до введения первой процедуры несостоятельности, не свидетельствует о злоупотреблении правом со стороны организации, такое поведение организации носит защитный характер и не направлено на причинение вреда вовлеченным в процесс о несостоятельности лицам, что в целом является ожидаемым от любого разумного участника гражданского оборота и соответствует стандарту добросовестности.
Бывшие же работники, напротив, утратили разумный мотив в обжаловании судебных актов по настоящему обособленному спору, главная цель их участия в процедуре банкротства должника достигнута — денежные средства получены.
2. С заявлением о банкротстве должника без вступившего в законную силу судебного акта о взыскании по кредитному договору могут обратиться любые физические и юридические лица, а не только кредитные организации.
Торговая организация обратилась в арбитражный суд с заявлением о признании акционерного общества банкротом, введении в его отношении должника процедуры наблюдения и включении задолженности в третью очередь реестра требований кредиторов должника, а также указало саморегулируемую организацию, из числа членов которой должен быть утверждён арбитражный управляющий.
Суды трех инстанций отказали кредитору в признании заявления обоснованным, сославшись на не выполнение условий, определенных в статье 39 Федерального закона от 26.10.2002 № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)», согласно которым у кредитора возникает право на обращение с заявлением о признании должника банкротом после вступления в законную силу решения суда о взыскании денежных средств.
Однако, судами неверно применена норма Закона о банкротстве согласно которой задолженность, возникшая в результате неисполнения условия кредитного договора, не требует вступившего в законную силу решения суда о взыскании для инициирования процедуры банкротства в отношении должника.
Позиция судей сводилась к тому, что только для кредитных организаций предусмотрен специальный порядок обращения с заявлением о признании должника банкротом.
Кредитор обратился с жалобой в Верховный суд РФ, отметив, что внесены изменения в статью 7 Закона о банкротстве, в соответствии с которыми теперь право на обращение в арбитражный суд возникает у конкурсного кредитора — кредитной организации с даты возникновения у должника признаков банкротства, без представления в суд, рассматривающий дело о банкротстве, вступившего в законную силу судебного акта о взыскании долга.
Верховный суд указал, что норма статьи 7 ФЗ о банкротстве обусловливающая возможность обращения с заявлением о признании должника банкротом (без представления судебного акта) только в связи с наличием у заявителя статуса кредитной организации, являлось бы нарушением принципа равенства, поскольку предоставляло бы кредитным организациям ничем не обусловленные преференции при инициировании процедуры банкротства.
Тогда как, согласно неоднократно высказанной позиции Конституционного Суда РФ, толкование закона правоприменителем не должно приводить к нарушению закрепленного в статье 19 Конституции РФ принципа равенства. Поэтому, в качестве критерия, допускающего возбуждение дела о банкротстве в специальном порядке, суд предложил рассматривать не сам статус кредитной организации, обращающейся с соответствующим заявлением, а реализуемую ею деятельность по осуществлению банковских операций на основании специального разрешения (лицензии) Банка России.
Кроме того, суды должны проверять, являются ли требования заявителя следствием реализации специальной правоспособности кредитной организации или связанными с ними требованиями (например, из обеспечительных сделок), и при установлении таковых — разрешать по существу вопрос об их обоснованности и введении процедуры несостоятельности.
3. По завершению процедуры банкротства банк не возмещает убытки акционеров
Несколько коммерческих организаций, являющихся акционерами кредитной организации, обратились в арбитражный суд с исковым заявлением о взыскании с банка убытков, которые, по их мнению, причинены действиями сотрудников менеджмента кредитной организации.
Действия выразились в выводе активов должника и в искажении финансовой отчетность, что привело к уменьшению их долей в акциях.
Верховный суд указал, что банк лишен лицензии и в его отношении была введена процедура наблюдения. По нормам статьи 7 Федерального закона от 27.10.2008 N 175-ФЗ «О дополнительных мерах для укрепления стабильности банковской системы в период до 31 декабря 2014 года» приказом ЦБ РФ уставной капитал банка был уменьшен до 1 (одного) рубля.
В виду вышеизложенного, акционеры, владевшие 9,33% и 9,99% акций, не смогли принять участие в приобретении акций дополнительного выпуска, а уставный капитал ответчика был увеличен с помощью привлеченных средств третьих лиц, что привело к убыткам, так как после санации их доля составила 0,000000001%.
Верховный суд пришел к выводу, что: К спорным отношениям между эмитентом акций и его акционерами не могут быть применены положения статьи 393 Гражданского кодекса РФ, регулирующей возмещение кредитору убытков, причиненных неисполнением или ненадлежащим исполнением обязательств, и положения статей 309, 310 Гражданского кодекса Российской Федерации, а должны быть применены положения пункта 1 статьи 96 Гражданского кодекса Российской Федерации и аналогичные ему положения пункта 1 статьи 2 Федерального закона от 26.12.1995 N 208-ФЗ «Об акционерных обществах», согласно которым акционеры не отвечают по обязательствам общества и несут риск убытков, связанных с его деятельностью, в пределах стоимости принадлежащих им акций.
Поэтому ВС РФ отменил все ранее принятые судебные акты и направил дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции.